воскресенье, 19 января 2014 г.

Изнанка апокалипсиса

Я помню, как горело небо, в закате пламенем объято,
Я шёл... не знаю как... куда-то,
В руках держал разбитый Canon.
И я не умер, нет... наверно,
Не мог, тогда б не шёл обратно,
Дыша и не дыша от смрада,
Отравленный огнём и пеплом.



Я помню, как пытался выжить в руинах собственного дома,
Прижатый весом камня в тонну,
А то и больше... или меньше;
Как сердце билось гульче, резче
От осознанья, что знакомых,
Родных и близких стёрли словно,
И я один в "конце" навечно.

Я не пытался удалиться, раз мир меня в живых оставил
В конце или моём начале,
Как арлекина или принца.
Я жил и воскресить стремился,
Что было раньше в "тронном зале" -
Моём убежище из стали,
Где правда с истиной разнится.

Меня невидимо опутал, не страх, но враг, как липкий морок,
И новый дом на все запоры
Я закрывал... уже не скрыться...
И чах с проткнутым сердцем спицей
Из памяти, раздумий, вздора -
Себя сожрал один так скоро,
Пытаясь с "титулом" смириться.

Ослаб. Куда теперь податься, коль я один на всей планете
(Мой собеседник - гулкий ветер)?
И, став не принцем, а скитальцем,
С собой решившись расквитаться,
Я сделал шаг навстречу смерти...

Всего-то нужно было выйти из клетки, замкнутого круга -
Тогда бы кончилась разруха
В душе и всём, что окружило;
Что было мёртвым, то ожило -
Коснулось раненого слуха -
Здесь смерть - уставшая старуха
Свою косу у ног сложила.

И я, лишившись дара речи (да с кем мне, собственно, общаться?)
Глядел на новый мир без фарса,
Мир без ранений и увечий,
Который начал возрождаться
Вне смысла времени, пространства,
И без былого постоянства
Меняя утро, день и вечер.

Не знал, чего пугаться только: наверно этой перемены,
Что приключилась с моей верой,
И, как обычно, для потомков
Я начал первым фотосъёмку
Живой и слишком новой эры,
Лишённой варварского тлена
Людской дикарской обстановки.

И я устал, со мной и Canon почти совсем уж был разряжен,
И я присел под первый ясень
Уже большой... Так разве время
Текло совсем вне сей системы,
Рассвет которой был прекрасен
Без нашей диктатуры-власти
"Творца" и "Бога", но не пленных?

Я видел сотни новых снимков, их почему-то удалял,
Но только два последних фото тогда и тронули меня:
Чужая тень на первом, слева, была, быть может моей Евой,
Второе... руки так дрожали... на полном трещинок экране -
Он вмиг погас, и умер Canon, о своей смерти прозвеня -
Я видел, что горело небо... в рассвете... и не от огня...

(с) Exorya 2013

Комментариев нет:

Отправить комментарий